Индивидуальный словарь и работа над ним

Писатели, литературоведы, психологи, касаясь вопроса речи, часто оперируют термином «культура слова», разумея в данном случае совершенные формы речи. Термин этот в их пользовании имеет явно выраженный собирательный смысл. Аналитически понятие «культура слова» разбивается на два хотя родственных между собой, но функционально обособленных явления: индивидуальный словарь языка и также индивидуальный строй (слог) речи.

Взаимоотношение этих явлений характеризуется так: словарное или лексическое обогащение каждого из нас — по существу — своеобразный материал для построения речи, в техническом понятии этого термина, для реализации свойственного нашему стилю строя (слога) речевого общения. Слог нашего речевого . общения с другими людьми — всегда своеобразное здание, совершенство которого, прежде всего, зависит от «добротности» использованного при его построении материала — нашего словарного богатства и его разнообразия.

Наш язык богат, звучен многокрасочен- Уже первоначальная стадия борьбы за речевую культуру обязывает нас, прежде всего, овладеть языковой культурой, богатейшим словарём родного языка Красочное разнообразие и лексическая гибкость родного языка — величайшее и величественное достижение культуры. Классики марксизма-ленинизма справедливо определяют язык как эффективное средство общения людей. «Язык, — говорит Маркс, — так же древен, как и сознание»; по существу язык и есть «практическое, действительное сознание».

Продуктивность нашего мышления (и это нельзя забывать) неразрывна с организованностью и гибкостью языка.


Словарное богатство—результат глубины и многогранности наших знаний жизни, науки, в особенности литературы. Всесторонняя культура неизбежна приводит нас к обогащению языка, к его гибкости, многокрасочности, выразительности. Интересно заметить, каким количественным составом характеризуется словарь языка отдельных людей, стоящих на различных ступенях развития.

Австралийский дикарь с его примитивной культурой пользуется словарём всего лишь в несколько десятков слов. Макс Мюллер (учёный XIX в.) в результате длительного наблюдения над жизнью английского крестьянства приходит к выводу, что словарь неграмотного английского крестьянина не выходит за пределы 300 слов. Интеллигент нашего времени в своём быту, связанном с семьёй, ломом, службой, пользуется словарём в 1000—1500 слов. Но вот уже писатель в своей творческой деятельности не может мириться с такой бедностью словаря. Чем требовательней к себе писатель, тем шире и богаче его словарь. Так, Мольер пользовался в своей творческой деятельности 7000 слов, английский поэт Мильтон — 8000 слов. В Гомеровских поэмах насчитывают свыше 9000 слов; у Пушкина — по подсчётам его исследователей — словарь творческих произведений вмещает до 10 000 слов. Наиболее богатый словарь оказывается у Шекспира: но исследованиям одних, Шекспир пользовался 15    000 слов, по исчислению других — даже 24 000 слов. Приведённые цифровые показатели сами по себе, одни не решают, конечно, вопроса о степени культуры вообще и культуры слова в частности. Но они говорят о творческой, как бы «профессиональной» требовательности писателя, о его стремлении разорвать узкие рамки обыденного словаря его современников.

Напомним, что Толковый словарь русского языка, законченный составлением в 1940 г. и выпущенный в свет под редакцией проф. Д. Н. Ушакова, в своих четырёх томах содержит до 90 000 слов. Между тем этот словарь чрезвычайно компактен: он приводит только слова основные, немногие из областных и местных слов, совсем не даёт слов производных, бытовых, потерявших актуальность.

Такая ёмкость русского языка — убедительный показатель его глубины и богатства. Русский язык высоко ценили основоположники марксизма. Ф Энгельс в письме к В. Засулич, в связи с переводом на русский язык его брошюры, пишет: «Какой красивый русский язык: все преимущества немецкого, без его ужасной грубости».

В воспоминаниях П. Лафарга о К. Марксе указывается, что Маркс, будучи уже пятидесятилетним, принимается за изучение русского языка} так высоко ценил он наш язык и литературу, написанную на нём. Маркс считал необходимым в подлиннике читать Пушкина, Гоголя, Щедрина, русских публицистов. В. И. Ленин говорил, что «слово тоже есть дело», «мы любим свой язык и свою родину».

Писатели, в особенности поэты, с особой требовательностью к себе и своему индивидуальному словарю, стремятся к расширению и обогащению словаря, к овладению острым, наиболее действенным словом. Прекрасно выражены эти стремления А. М. Горьким, неустанно призывавшим обогащать язык не только писателей, но и широкие круги советской интеллигенции. «Подлинная красота языка, — говорит Горький, — действующая как сила, создаётся точностью, яркостью, звучностью слов, которые оформляют картины, характеры, идеи книги. Для писателя-художника необходимо широкое знакомство со всем запасом слов богатейшего нашего словаря и необходимо уменье выбирать из него наиболее точные, ясные, сильные слова».

Горький заявляет, что «язык — это инструмент; надо учиться языку, надо расширять свой лексикон, учиться облекать свои впечатления в более совершенную, яркую, простую форму». Мы редко вспоминаем об этой стороне работы над языком, редко критически подходим к оценке того лексикона, каким располагаем. Советской молодёжи, в первую очередь, надо со всей остротой и требовательностью обогащать свой словарь, знакомиться с неисчислимыми сокровищами родного языка, изучать его так, как изучаем другие науки, старательно расширяя рамки лексики. Хочется пожелать, чтобы в борьбе за культуру и мастерство речи чаще обращались к разнообразным словарям русского языка и в первую очередь к Толковому словарю. До сих пор сохраняет силу и увлекательную прелесть

Толковый словарь живого великорусского языка, составленный Далем (он переиздан в наше советское время). В воспоминаниях Бонч-Бруевича указывается, что В. И. Ленин «постоянно изучал словарь русского языка Даля»; словарь этот стоял на этажерке возле рабочего стола Ленина. В тех же воспоминаниях рассказано, как В. И. Ленин увлекался чтением этого словаря, высказывал своё восторженное изумление перед разнообразием эпитетов и образных выражений русского языка. Но В. И. Ленин замечал  устарелость словаря Даля. В письме к А. В. Луначарскому от 18 января 1920 г. В. И. Ленин заявляет: «Недавно мне пришлось.. . ознакомиться с знаменитым словарём Даля. Великолепная вещь, но ведь это областнический словарь и устарел. Не пора ли создать словарь настоящего русского языка, скажем, словарь слов, употребляемых теперь и классиками от Пушкина до Горького»..

В 1940 г. закопчен выпуском из печати четырёхтомный «Толковый словарь русского языка», составленный группой учёных лингвистов, под общей редакцией проф. члена-корреспондента Академии наук СССР Д. Н. Ушакова. Этот Словарь — результат двенадцатилетней работы. Он содержит в себе лексику общеупотребительного русского литературного языка, современного нам, во всём богатстве и разнообразии его отражения в литературе до наших дней. 90 000 слов русского языка охвачено этим Словарём. По своим задачам данный Словарь может быть прекрасным пособием к изучению русского языка. В нём мы находим объяснение значения слов с указанием возможных оттенков их. Уже одно это качество Словаря позволит нам при внимательном отборе слов более вдумчиво овладеть синонимикой языка, употреблением слова, наиболее точно, правильно, тонко, выразительно отражающего мысль и чувство.

Чрезвычайно ценно в Словаре Д. Н. Ушакова разрешение другой не менее важной задачи — указание на характер и на сферу возможного употребления каждого слова. Приводя варианты употребления того или иного слова, авторы Словаря иллюстрируют свои выводы краткими, но убедительными цитатами из литературно-художественных источников. Всё это позволяет не только разрешать задачи синонимики, ню и овладевать семантикой слова, т. е. его специфически смысловыми оттенками; всё это наглядно учит надобности остро, требовательно отбирать не только слово как таковое, но и оттенок его, наиболее удачно разрешающий наше стремление к языковому общению.

А как ещё слабо осознана самая необходимость такой борьбы за языковую выразительность! Словарь обильно представляет так называемые «идиомы» языка, т. е. своеобразные, острые, обычно не поддающиеся переводу на другой язык обороты русского языка, подобные, например, такому: «он и в ус себе не дует». Наконец, Словарь приводит ударения слов, а в наиболее трудных случаях и самое произношение слова. Эти особенности Словаря в особенности близки нам, желающим овладеть языковым звучанием в интересах правильной устной речи: при помощи Словаря Д. Н. Ушакова мы в состоянии корректировать свою устную речь в соответствии с требованиями и законами орфоэпии родного языка, с которыми так небрежно обращаются порой, даже забывая об их существовании. Разнообразные задачи Словаря (а мы указывали лишь важнейшие из них), тщательно и вдумчиво разрешённые его составителями, обязывают нас пожелать, чтобы он стал настольной книгой каждого изучающего вопросы культуры и мастерства речи: Словарь воспитывает наше ощущение языка, как сложнейшего и тончайшего инструмента, превращающего слово в «непосредственную действительность мысли».

Конечно, чуткий к слову не ограничит себя работой лишь над толковыми словарями. Его должны заинтересовать и словари, специально разрешающие более узкие, но специфически углублённые задачи, как, например, словари синонимов, т. е. слов, сходных по общему значению, но различных в оттенках; словари иностранных слов вошедших в русский язык; словари философский, психологический, литературных эпитетов и т. п. Всё это освежает и уточняет наше понимание и пользование соответствующими .терминами, наше отношение к явлениям, ими охваченным.
 

Категория: Выразительное чтение и культура устной речи | Добавил: pedagogika_org | Автор: pedagogika.org
Просмотров: 26 | Теги: Индивидуальный словарь, словарный запас, культура речи
Всего комментариев: 0