Искусство звучавшей литературы в советский период

В советское время искусство звучащего художественного слова чрезвычайно расширилось и умножилось в количественном отношении, стало поистине массовым. Из интимного, камерного, каковым оно являлось в предшествующий период, это искусство становится подлинно народным. Тысячи домов культуры, клубов, изб-читален, лекториев, концертных зал, где теперь живое художественное слово звучит так часто и так разнообразно, воспитывают внимательного и требовательного нового слушателя. Радио, в свою очередь, в значительной степени содействует росту художественного звучащего слова и внимания широких масс к его конкретным проявлениям.
 

В 1918 и 1919 гг., при ближайшем содействии народного комиссара просвещения А. В. Луначарского, возникают почти одновременно в Москве и Петрограде первые вузы живого слова. Московский вуз, первый год именовавшийся Государственным институтом декламации (ГИД), после годичного существования развёртывается в Государственный институт слова (ГИС) с четырьмя факультетами: декламационным, художественного рассказывания, ораторским, литературно-творческим. В Петрограде Институт живого слова с 1919/20 учебного года начинает функционировать в составе: общего отделения, вводящего в изучение проблем живого слова, и специальных отделений:    ораторского, театрального, словесного, педагогического Г А. В. Луначарсиий, выступая в 1918 г. в Петрограде на открытии Института живого слова, так характеризовал основную цель этого крупнейшего советского мероприятия по борьбе за культуру живого слова: «Я совершенно убеждён, что целая бездна художественных наслаждений, психологических глубин, сокровенных красот выяснится перед той культурой, которая будет культурой звучащей литературы, когда поэты, как древние трубадуры, будут петь свои произведения, когда вновь написанные повести или романы будут читаться на народных празднествах при множестве людей, которые будут определённым образом на них реагировать». Наряду с этой эстетической задачей, перерастающей в борьбу за общую культуру, А. В. Луначарский отмечает и политико-общественные функции, которые подобные учреждения должны разрешать:    «Надо учить говорить народ от мала до велика, —
заявляет А. В. Луначарский, — с этой точки зрения утешением может явиться то сознание, что такая школа является поистине горчичным зерном или кусочком фермента, которые путём зарождения или почкования будут распространяться и множиться как в Петрограде, так и в других городах нашего отечества».


Эти мысли о политико-воспитательной стороне борьбы за культурное слово повторяются через 15 лет Феликсом Коном, в его речи на открытии Первой олимпиады чтецов: по заявлению тов. Кона в основе борьбы и соревнования за лучшее звучащее художественное слово лежит борьба за широкую и массовую культуру делового и бытового слова, за развитие богатой языковой культуры (богатой и лексически, и фонетически — добавим мы).
 

После нескольких лет существования специальные вузы живого слова прекратили свою работу по причинам не принципиального, а технического порядка. Принципиальная необходимость продолжения их работы признавалась всеми. Так, Научнохудожественная секция Государственного Учёного Совета, в заседании 20 мая 1926 г. (протокол № 55), заслушав доклад представителей Московских высших курсов живого слова, продолжавших работу ГИС, Ю. М. Соколова, А. К. Шнейдер и О. Э. Озаровской, признала «важное значение работы по культуре слова», осуществляемой курсами живого слова. Эти первые советские вузы живого слова оставили живой след: их деятельность позволила ясней определить цели и научные задачи борьбы за культурное слово, положила начало, правда, ещё немногочисленным, кадрам разнообразнейших специалистов живого слова. Деятельность по борьбе за культурное слово продолжается в многочисленных кружках, семинарах, практикумах. Широко процветает художественная самодеятельность по живому слову (мировая война не устранила, а лишь временно уменьшила, в силу естественных причин, эту деятельность).

При Всесоюзном Доме народного творчества имени Н. К. Крупской в Москве осуществлялось заочное обучение художественному чтению, и тысячи заочников в различных концах нашего Советского Союза получали помощь в осуществляемой ими работе по живому слову со стороны квалифицированных специалистов. При том же Доме народного творчества в Москве были открыты двухгодичные курсы художественного чтения, разрабатывавшие теоретически и практически дисциплины, входящие в круг вопросов культурного живого слова.
 

Советский Союз уже знает имена многих талантливых мастеров звучащего художественного слова, специально отдающих всё своё время и свой творческий труд этому виду искусства (Яхонтов, Журавлёв, Балашёв, Шварц, Артоболевский: из артистов драматических театров, в значительной степени представляющих мастерство чтения, Д. Н. Орлов, И. В Ильинский). Олимпиада художественного чтения, проведённая в Москве в 1933 г., выявила интересные артистические кадры мастерства чтения (по преимуществу из среды артистов Москвы и Ленинграда). Всесоюзный конкурс 1937 г., проведённый также в Москве, определил первых лауреатов этого вида искусства. Смотры художественного чтения, представленного самодеятельностью, также показали, что и здесь мы нередко встречаем талантливых и многообещающих артистов слова Интересно напомнить, что Всесоюзный конкурс чтецов 1937 г., рассчитанный в основном на артистов-профессионалов и лишь как исключение допускавший к смотру представителей самодеятельности, премировал из их среды педагога, школьницу и представителя Красной Армии. Конечно, это не случайность, а реальное свидетельство того обстоятельства, что среда педагогов, наша школа и наша Красная Армия уже внимательно относятся к вопросам культуры слова и всемерно содействуют росту и выявлению наиболее талантливых своих представителей, увлекающихся звучащим художественным словом. Характерно, что отмеченное нами отрадное явление, видимо, устойчиво и даже количественно возрастает. Вот тому доказательство: жюри организованного Комитетом по делам искусства при Совнаркоме СССР и Всероссийским театральным обществом конкурса чтецов на лучшее исполнение произведений на тему «Война и родина», проведённого в Москве в июле и августе 1943 г., из пяти премий две присудили представителям Красной Армии.
 

Война с фашистской Германией и ее сателлитами, протекавшая при чрезвычайном напряжении всех наших сил, потребовала и мобилизации нашего уменья пользоваться устной речью. Надобность такой мобилизации убедительно подтверждена передовой статьёй в газете «Правда» от 11 марта 1942 г. и рядом статей, заметок, очерков в «Спутнике агитатора», а также в других органах нашей периодической печати. Передовая советская культура, противопоставленная дикому разгулу фашистской «идеологии» и варварству гитлеризма, естественно и последовательно должна была с новой настойчивостью и убедительностью привлечь общественное внимание к наиболее нужному участку культуры— звучащему слову во всех его проявлениях.

Нужно лишь отметить ещё и ещё раз, что совершенное слово само по себе не приходит; его появление — результат напряжённого и умелого труда. Надо раз и навсегда отказаться от мнимой и кажущейся «лёгкости» живого слова, в частности, произнесения художественного текста, и перейти к изучению и приобретению проверенного опытом и знанием мастерства.
 

Искусство «звучащей литературы» в дни войны также мобилизовалось и предоставило свои творческие возможности, всецело и безраздельно, служению фронту: чуткие и талантливые представители этого искусства несли в широкие массы страницы гнева, ненависти, проклятия, рождённые художественной литературой наших дней как протест против фашистского варварства. Вырастает и для педагога необходимость владеть тем же искусством; острей сказывается надобность включить его в арсенал профессиональных средств. Стало очевидней и убедительней признание этого искусства средством глубокой, эмоционально-образной и чрезвычайно эффективной пропаганды художественной литературы как классической, так и современной. Стало ясней сознание, что мастерство звучащего слова — лучшая форма раскрытия творческих дум и творческих намерений писателя.

Советское время и конкретный опыт мировой войны показали, что звучащее слово — незаменимое средство превратить книгу в более действенное орудие культурного и политического воспитания широких масс. Наглядно агитируя за наш язык, показывая сверкающее богатство культурной и тонально-выразительной речи, искусство живого слова подтверждает свою эффективность как средства педагогического процесса, активно разрешающего крупнейшую задачу наших дней — воспитание подрастающего поколения, приобщение его к знанию, развитие в его среде любви к языку, литературе и искусству. История нас здесь многом учит, и педагог должен уметь осваивать её уроки.
 

Категория: Выразительное чтение и культура устной речи | Добавил: pedagogika_org | Автор: pedagogika.org
Просмотров: 38 | Теги: художественное слово в СССР, Художественное слово, развитие художественного слова
Всего комментариев: 0