Слово и педагог

Неотложные задачи нашей школы в её систематической борьбе за культуру живого слова и его мастерство неизбежно и требовательно ставят ту же проблему перед учителем, не получившим в своё время речевой подготовки. Надо помочь учителю стать мастером слова, в особенности устного. Надо добиться, чтобы устная речь учителя была подлинно живой, т. е. уходила бы от оскорбляющего слово монотона, безразличия, равнодушия к речевым проблемам, и могла бы  служить примером и показательным образцом того, чем должна стать речь в устах культурного и внимательного к слову человека. Стремясь к этому, мы улучшаем, усиливаем эффективность обучения многомиллионной молодёжи страны.

Только свободная, эмоциональнообразная речь учителя может облегчить труд учащегося. Помните, что слушать лекцию, урок, сообщение, доклад — большой умственный труд. Помните, что недостаточное, «пассивное» (как часто жалуются) внимание слушающего часто — результат малой речевой «активности» говорящего:    трудно возбудить интерес (а он — основа внимания), трудно «оживить» слушателя, когда сам говорящий неинтересен в своей речи и не проявляет в ней активной жизни.
 

Необходимость для учителя владеть словом с возможным совершенством диктуется также и тем соображением, что учитель является и не может не являться «общественником»: он организует и направляет общественную жизнь учащихся, активно помогая комсомолу; педагог и учащиеся здесь органически сливаются. Вне города учителю приходится с повышенной «нагрузкой» нести общественные функции (в колхозе, совхозе, сельсовете); здесь «отцы и дети» советского общества — живой объект общественной деятельности учителя. Всё это делает проблему освоения учителем культуры и мастерства речи вопросом неотложным и актуальным.
 

Мы уже попутно касались и теперь ещё раз устанавливаем более детально формы практического разрешения интересующего нас вопроса. Учитель должен обладать тремя видами умений пользоваться словом в устной речи:
 

1)    художественно читать (точней произносить) литературные произведения как на память, так и по книге, бережно храня творческую мысль автора и стиль произведения и передавая их выразительными средствами речевой интонации, правдивой и яркой;
 

2)    выразительно рассказывать как литературный материал (если он в силу тех или иных причин не может быть прочитан), так и воспоминания, наблюдения, впечатления от встреч и т. п., пользуясь всем арсеналом средств эмоционально-образной речи;
 

3)    свободно, просто, но по возможности ярко говорить вообще, т. е. владеть основами речи ораторской, чтобы умелым и выразительным словом высказать в общественных целях мысль и рождённое ею чувство.
 

Опыт наблюдения и собственной педагогической практики в каждой из названных трёх областей устной речи обязывает нас признать органическую слиянность их. Вдумчивое и углублённое занятие художественным «чтением» (старое и маловыразительное наименование интересующего нас явления) на основе уменья ценить и любить литературу, вскрывать её ценности, мимо которых так часто проходят поверхностные читатели,— естественно, переходит в начальное уменье своими словами, храня стиль автора и материала, передавать методом художественного рассказывания увлекший нас материал чужой творческой мысли,— а также своё наблюдение или впечатление. А уметь рассказывать — это уже первый и весьма действенный шаг к уменью владеть живой речью вообще, т. е. пользоваться основами ораторского мастерства.
 

Тот же педагогический опыт и наблюдения над развитием живой речи подсказывают нам, что и самая последовательность в работе по культуре и мастерству речи в трёх вышеназванных направлениях должна быть именно тою, как она приведена выше. Конечно, это обстоятельство не исключает возможности работы над одним каким-либо видом живой речи из числа трёх приведённых выше, так как каждый из них имеет свою специфику, свою практику и свою методику. Одно лишь необходимо учитывать: каким бы разделом живой речи мы ни увлекались и ни занимались, работа не должна быть только стремлением освоить отвлечённые, хотя и проверенные опытом другого положения технического и голого мастерства. Эта работа должна быть всегда согрета желанием знать родной язык, его богатство, его гибкость, его возможности передавать и словом и звучанием тончайшие изгибы мысли и чувства. Ещё раз напомним вывод пытливого мастера слова — А. Ф. Кони:    «Под знанием языка надо разуметь не богатство Гарпагона или Скупого рыцаря, объятое ««сном силы и покоя» на дне запертых сундуков, а свободно и легко тратимые, обильные и даже неисчислимые средства». 

Категория: Выразительное чтение и культура устной речи | Добавил: pedagogika_org | Автор: pedagogika.org
Просмотров: 51 | Теги: речь педагога, Слово и педагог
Всего комментариев: 0