Установление речевой партитуры

Вся сумма аналитических положений и выводов, о которых мы уже говорили, не может оставаться лишь литературоведческим материалом, но обязательно должна завершаться установлением продуманной и организованной формы произнесения произведения. Повторяем, исполнитель должен воспользоваться только теми положениями и выводами, которые обогащают его интонационную выразительность. Основываясь на материале аналитического разбора произведения, исполнитель должен построить партитуру устного произнесения материала. Для этого прежде всего необходимо найти крупные внутренние членения материала (их принято называть «частями»), вмещающие в себя ряд фактов, положений, рассуждений, объединённых некоторым логическим и творческим единством. Эти «части», с некоторой долей приближения, можно сравнивать с теми членениями в пьесе, которые называются «действиями». «Части» помогают нам осмыслить организационную структуру художественного произведения.
 

«Части» в свою очередь подразделяются на более мелкие членения (их принято называть «кусками»); эти мелкие членения имеют свою частную оправданность; их можно приравнять к «явлениям» в пьесе. Иногда «куски» также могут подразделяться на отдельные ещё более мелкие членения (их принято называть «эпизодами»).
 

Найденным членениям (частям и кускам) следует дать наименования, исходя из внутреннего содержания каждого из членений В наименованиях надлежит добиваться действенности, активизации исполнителя: для этого целесообразно отражать в наименовании творческое намерение автора или исполнителя, которое прям« из текста не вытекает, или же вскрывать причины, вызвавшие явление или событие, а также следствие, которое ими будет порождаться
 

При построении речевой партитуры особое внимание надлежит уделить кульминационному пункту, ранее установленному в процессе выявления композиции произведения. Кульминационный пункт — место наибольшего напряжения творческого и интонационного выражения исполнительских намерений. Все средства продуманной и найденной предварительной работой ритмико-мелодической выразительности должны быть подчинены намерению интонационно выделить кульминант. Вот почему исполнителю надо быть «бережливым» в трате своих выразительных средств до кульминанта: осторожность в использовании интонационных средств до кульминанта, уменье не допускать переоценки деталей и частностей, не обслуживающих наиболее напряжённый кульминационный кусок произведения, — лучший способ придать наполнению контрастный и выразительный характер. Скульптурность исполнения в значительной степени зависит от экономии средств показа менее важных кусков партитуры и от максимальной мобилизации их на кульминанте.
 

Речевая партитура должна быть возможно оригинальной, действенной, сценичной, т. е. вскрывать и подчёркивать в трактовке произведения то, что обычно рядовой читатель не замечает и не находит при своём личном знакомстве с данным произведением. Требование скульптурности и рельефности при интонационной интерпретации произведения, убедительной для слуха, в значительной степени зависит от действенного членения материала, подчёркнутого ритмико-мелодическими приёмами подачи его. Приёмы эти в своём сочетании должны быть возможно контрастными, оставлять в слуховом впечатлении как бы физическое ощущение. Характерно отметить, что писатель А. Н. Толстой, рассказывая о своей личной работе по усвоению культуры речи, также говорит о наличии «внутренних и внешних жестов речи», позволяющих# познавать выразительность речи и её действенную силу. Такие «жесты» очевидны: если внимательно анализировать звучащую речь, они легко выявляются слухом, позволяя чтецу устанавливать наличие жизненной энергии, пульсации её, энергетику мысли и чувства.
 

Таким образом, подводя итог нашим суждениям о речевой партитуре, мы можем сказать, что речевая партитура и есть «перевод» литературного слова на устное. В связи с этим надо отметить, что эффективность и энергетика устной речи, всегда более яркой и действенной по сравнению с речью письменной, вызывают надобность посягнуть на знаки препинания литературного текста, а через это — и на самую структуру фразы. Пунктуация устной речи всегда энергичней, фраза её лапидарней, рельефней, контрастней, И в этой частной области снова скажется подчинённость всей этой работы пытливому и артистически-взыскательному слуху: он контролирует интонационный рисунок партитуры, выбирает наиболее убедительные ритмико-мелодические средства, всё оживляет контрастом, сменой одних интонационных средств другими.
 

Мы видим, следовательно, что работа по составлению речевых партитур сложна и специфична. Она нуждается в тренировке, в установлении мастерства, в артистической смелости. Она — проверка наших успехов в работе над собой. К. С. Станиславский, автор системы такой работы, придавал чрезвычайное значение занятиям над материалом «за столом», когда детально и всесторонне анализируется литературный материал, выявляются авторские творческие намерения, устанавливается в связи с ними творческая реакция исполнителя. Здесь, наряду со стремлением «обернуть вспять» авторский творческий процесс, пройти от его окончательных результатов к первоначальным зародышам и истокам, наша фантазия и творческая активность выковывают продуманные контуры будущего исполнения. Таким образом, в этой работе органически переплетаются результаты «ума холодных наблюдений» и «сердца горестных замет».
 

Напомним ещё раз: наши советы обращены к активным и внимательным, сумевшим победить «леность мысли», пробудить пытливый интерес. Мы передаём лишь «метод к действию», который оправдывает себя не как холодный и абстрактный материал, а как импульс к индивидуальному эксперименту, где даже ошибки нас учат.
 

Категория: Выразительное чтение и культура устной речи | Добавил: pedagogika_org | Автор: pedagogika.org
Просмотров: 58 | Теги: Установление речевой партитуры, речевая партитура
Всего комментариев: 0