Борьба за слово актера

Как мы только что видели, писатель, борясь за слово прежде всего и по преимуществу стремится к совершенству слова литературного, т. е. письменного. Стремление к интонационной выразительности у писателя часто остаётся лишь «процессуальным» моментом и не всегда переходит в практику собственного мастерства устного слова. Постоянным борцом за выразительность устной речи является драматический театр.
 

Хотя современный драматический театр представляет собой сложный комплекс различных приспособлений, рассчитанных по преимуществу на зрительную реакцию, всё же слово в театре было и есть явление первостепенное. Чуткие мастера сцены всегда стремились к совершенству звучащего слова. Они далеко не разделяли распространённого в театре стремления прежде всего искать зрителя; они понимали, что слушателя в театре нельзя оставлять неудовлетворённым. Мысли о том, каким должно быть слово на сцене, встречаются в высказываниях культурнейших людей всех эпох и, в частности, у многих писателей (Дидро, Гёте, Пушкин, Гоголь и др.). Гамлет в трагедии Шекспира того же наименования высказывает ряд интересных мыслей о слове актёра (в сцене беседы с актёрами). Гёте в «Правилах для актёров» высказывается в защиту мастерства орфоэпического, тонального, декламационного. Коклен-старший — знаменитый французский актёр второй половины XIX в. — требует, чтобы актёр на сцене не говорил, а «произносил». Смысл этого требования хорошо вскрыт  в перифразе этого требования у одного из современных советских режиссёров: «Человек отличается от животного даром речи, а артист — от обыкновенного человека — уменьем произносить речь».

Таким образом, художники сцены, возражая против перенесения на сцену ленивой и равнодушной к интонации речи быта, требуют от актёра речи музыкальной и одновременно правдивой. Лучшим представителям сцены хорошо известно, что мастерство слова — это не ходульная ложно-декламационная речь актёра, а уменье бережно донести в речевом звучании творческую мысль создателя произведения.

Здесь пытливый художник сцены не в состоянии мириться со случайностью, не может ждать лишь «вдохновения», но вдумчиво ищет законченное и закономерное уменье. Прекрасно выразил это ещё М. Щепкин (1788—1863), первый в России новатор сценического слова, простого по форме и правдивого по существу. Обращаясь к своему ученику, впоследствии ставшему также крупным мастером сцены, Шумскому, Щепкин пишет: «Ты можешь исполнить иногда слабо, иногда удовлетворительно (это зависит от душевного расположения), но скажешь слово: верно».

Стремление к обязательно верным, безусловно оправданным интонациям в сценической речи обязывает к напряжённому труду. К. С. Станиславский (ярчайший представитель русского драматического театра), пройдя мучительный путь искания сценически - яркого и одновременно правдивого слова, делает вывод, что «уметь просто и красиво говорить — целая наука, у которой должны быть свои законы». В исповеди своей творческой жизни К. С. Станиславский проблеме устной речи посвящает отдельную главу со страстным наименованием «Актёр должен уметь говорить» . Здесь автор, признаваясь в пережитых «муках слова», говорит о культуре речи вообще и из неё выводит требование о культуре слова сценического.

Категория: Выразительное чтение и культура устной речи | | Автор: pedagogika.org
Просмотров: 195 | Теги: слово актера. речь актера, сценическая речь