Случаи обязательных ударений

Нам кажется, что  общие рассуждения о речевом ударении подтверждают наблюдения лингвистов (Щерба, Якубинский) и психологов (Выготский), что устная речь по преимуществу диалог в прямом или скрытом виде.

Забота о присутствующем собеседнике приводит нас к стремлению наблюдать за ним, чтобы уяснить себе, выражаем ли мы с достаточной ясностью и чёткостью наши мысли. Эта забота выразится не только в отборе наиболее точных слов, но и в наиболее эффективных по своей выразительности интонационных средств.

А в их среде ударение играет особо ответственную роль. Чтец, лектор, оратор, педагог должны быть строги в этом отношений, они обязаны давать правильный и продуманный отбор ударных слов. Это стремление к строгости и принципиальности в значительной степени может быть удовлетворено сознательно зафиксированными  положениями длительного опыта и проверенной практики, ведём наиболее принципиальные случаи обязательных ударений (в наших примерах мы по прежнему будем ударные слова давать, прописными буквами).
 

1.    Подлежащие и сказуемое. Подлежащее и сказуемое, являясь главными по смыслу словами речи, прежде всего стремятся стать и ударными словами. Но и они соблюдают «иерархию», закон подчинённости с его единством. Так, в распространённом предложении выделяется или подлежащее, ил» сказуемое, в зависимости от нашего волевого намерения, от явного или скрытого вопроса, перед нами поставленного. Возьмём фразу «Погиб поэт» (Лермонтов). Здесь только одно слово может быть ударным, в зависимости от смысла, вкладываемого нами в эту фразу, но ни в коем случае нельзя давать ударение на том и другом слове одновременно; этим мы нарушим единстве фразы, устраним действие ударности вообще, допустим «алогичность», т. е. странную намеренность одновременно ответить на два по существу и форме разные вопроса («кто погиб» и «что случилось с поэтом»). Заметим попутно, что сказуемое чаще бывает ударным словом в силу своего свойства отмечать действенность события или лица, т, е. благодаря своей «природной» динамичности.
 

2.    Противопоставление (явное или скрытое). Слова,, в которых отражено противопоставление (слова характера антитезы)» наиболее динамичны; они — показатели явного контраста, а следовательно, и рождаемой ими выразительности. Эти слова, как правило, становятся ударными.
 

Вот примеры-
«НЕ КАЗНЬ страшна, страшна твоя НЕМИЛОСТЬ» (Пушкин), «Хотела протянуть ПРАВУЮ и, неожиданно для себя, судорожно протянула ЛЕВУЮ ладонь» (Серафимович), «ЖИЗНЬ пройти — НЕ ПОЛЕ перейти» (пословица).

Помимо этого явного, двухчленного противопоставления, мы встречаем в речи противопоставления одночленные, скрытые. Признавая действие времени на человека, мы склонны выразить это так: «И ЖЁРНОВ изотрётся» (подразумеваем невысказанное: «а не только человек»). Надо заметить, что ударение в одночленном противопоставлении, в силу «скрытности» другого его члена, даётся даже с некоторым подчеркиванием.
 

Встречаются противопоставления, выраженные двойным, а иногда я тройным приёмом; тогда каждое последующее слово противопоставления становится ярче предыдущего.

Примеры:
«Боролись ЗА НАРОД  - ТРИБУНЫ. ИМПЕРАТОРЫ ЗА ВЛАСТЬ» (Брюсов)

 

«Блаженней тот, кто их не знал,
Кто охлаждал ЛЮБОВЬ РАЗЛУКОЙ»
ВРАЖДУ — ЗЛОСЛОВЬЕМ (Пушкин).

 

Не трудно заметить в последних примерах, что из групп противопоставляемых слов, сами по себе, в совокупности, вторые ярче первых.
 

Встречаются противопоставления, даваемые в сравнительной форме; на них распространяется правило, только что нами рассмотренное.
 

Пример:
Чем меньше женщину мы ЛЮБИМ,
Тем больше НРАВИМСЯ мы ей (Пушкин).

 

3.    Новое понятие. Слова, дающие уже знакомое нам понятие, уже выраженные ранее явления, как правило, даются без ударения. Но всё, что в речи ново, ещё незнакомо,, о чём ещё не говорилось, — всё это требует ударения.
 

Пример:
«Девушка целый ДЕНЬ работала в лазарете» (Серафимович).

В начале первой строки стихотворения «Смерть поэта» Лермонтов требует ударения на глаголе «ПОГИБ поэт». Представьте, что вы ждёте врача к больному, ждёте нетерпеливо, в этих условиях о приходе врача ваши близкие вам скажут: «Доктор ПРИШЁЛ».

Но если среди ваших знакомых есть доктор, которого вы к тому же длительно не видели, то о его приходе аналогичною фразою вас оповестят уже с другим ударением: «ДОКТОР пришёл».
 

4.    Многословное понятие (объявление). Одно понятие может быть выражено несколькими словами. Тогда в этой группе слов выделяется последнее слово.
 

Пример:
«Маршал Климент Ефремович ВОРОШИЛОВ». Если же это понятие даётся в форме оповещения о нём многих слушателей (объявления), то оно всё дается при некоторой мобилизованной энергии, однако и здесь последнее слово выделяется наиболее ярким ударением.

 

Пример:
«Народный артист СССР Василий Иванович КАЧАЛОВ» 

 

5.    Сравнение. Слова, выполняющие функцию сравнения, выделяются ударением.
 

Примеры:
Как ЖЕНЩИНА, ему вы изменили,
И, как РАБЫ, вы предали его (Лермонтов). 
Закружились бесы разны,
Будто ЛИСТЬЯ в ноябре (Пушкин).
Белый, как СНЕГ, Чёрный, как УГОЛЬ.

 

6.    Пропуск или итог. Есть слова, которые в нашей речи несут, помимо прямой функции, им как таковым свойственной, ещё и дополнительную «нагрузку». Иногда мы встречаем слова, в которых сознаём заведомый пропуск (невысказанность) чего-либо. Эти слова, имеющие скрытый смысл, невысказанную мысль, в силу этой дополнительной функции должны выделяться ударением.
 

Ударение нужно и на слове, которое выполняет функции некое го итога всему тому, что уже было высказано; снова двойная логическая функция слова вынуждает нас отметить его особым силовым акцентом. Надобность усиления акцентировки таких слов диктуется не только логическими, но и психологическими соображениями. В распространённых фразах такие ударные слова (характера «пропуска» или «итога») всегда будут более яркими по сравнению с ударными словами группировок тех же фраз.
 

Пример:
«Боже мой! Как я ошибся, как наказан!» В этих словах Онегина восклицание «Боже мой» должно нести наибольшую ударность, а последующие «как», в своём повторе, будут нести уже подчинённые ударения.
Вот ещё прекрасный образец из того же произведения Пушкина (из письма Онегина к Татьяне):

 

КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, как ужасно Томиться жаждою любви,
Пылать и разумом всечасно Смирять волнение крови;
Желать обнять у вас колени,
И, зарыдав, у ваших ног Излить мольбы, признанья, пени,
ВСЕ, ВСЕ, что выразить бы мог. . .

 

В начальном абзаце этой фразы «Когда б вы знали» вы чувствуете, осознаёте всю невысказанную и не могущую быть высказанной, такую болезненную для Онегина печаль; эта недосказанность, вынужденный психологически пропуск обязывает данному абзацу отдать яркое, страстное ударение. В последней же строке повторение слов «Всё, всё» представляется нам как итог переживаемых Онегиным чувств, поглощающую его сумму переживаний. Поэтому и эти слова нуждаются в подчёркнутом ударении. Само собой разумеется, что в перечислении высказанных ощущений мы встретим свои ударные слова, но они будут в силе и выразительности подчинены началу и концу данного отрывка с их двойными функциями. Пушкин вообще любил подобные стилистические обороты речи и давал их с убедительной прелестью.

Не можем удержаться от желания привести ещё пример:
 

Меж ними всё рождало споры

И к размышлению влекло:

Племён минувших договоры.

Плоды наук, добро и зло,

И предрассудки вековые,

И тайны гроба роковые,

Судьба и жизнь в свою чреду,

ВСЁ подвергалось их суду.
 

В этом примере мы дали ударные слова вразбивку, причём наибольшая сила ударения будет падать на слова «всё» в первой и в заключительной фразах (последнее «всё», как итог, несёт максимальное ударение). Остальные ударения целесообразно выделять не столько силой, сколько замедлением, в целях подчинения их словам «всё»: первому, как своеобразному «пропуску» и второму, как «итогу».
 

7.    Междометия. Близко к пропуску, по своей психологической сущности, подходят междометия. Эти, казалось бы; незначительные сами по себе слова всегда несут нечто дополнительное, скрытое, невысказанное, но явно нами подразумеваемое. Они так ясно хранят на себе отпечаток взволнованного чувства, не всегда находящего себе выражение в слове. Их пропуск слов — психологичен: он таит горе, радость, восклицанье, как отклик степени переживания и т. п. Междометие в силу этих качеств должно быть ударным: давать междометие без ударения значило бы игнорировать выразительную сущность этой части речи, играющую в ней столь важную роль. Примеры междометий, требующих ударения, могут быть самыми разнообразными, а подтексты, заложенные в междометия, могут охватить всю гамму человеческих переживаний.
 

«Татьяна — АХ! а он реветь» (подтекст этого междометия: страх).

«Евгений! АХ!» и легче тени

Татьяна прыг в другие сени»...
 

Характерна чуткость Пушкина к этим междометиям: в первом случае он даёт его курсивом, во втором — в кавычках; можно ли сомневаться в намерении поэта подсказать нам интонацию!
 

Чудесные, полные яркой интонационной выразительности, доходящей до виртуозности, междометия мы встречаем в баснях Крылова.
 

Примеры этому:
«АХ, мой творец!
И по сию не вспомнюсь пору».
«Эх, эх» — ей Моська отвечает».
«Ну, право, порют вздор»,
«Ай, Моська! знать она сильна,
Что лает на слона».

 

8.    Повторение. При повторениях, являющихся специальным стилевым приёмом, слова повторяемые, как правило, выделяются посредством ударения, но не в одинаковой степени: они остаются как бы в споре и в силу этого или первое ярче по ударению второго, или же, наоборот, второе явно доминирует по удару над первым. Это динамическое явление — прямой результат смысловой значимости повторяемых слов, однородной по качеству, но разной по силовой степени; если смысловое значение повторяемых слов идёт в нарастающей прогрессии, то и ударное выражение их повторяет тот же путь; если же смысловое значение выражено в прогрессии убывающей, то и ударное выражение повторяет её.
 

Вот пример:
НЕТ, Лепорелло! НЕТ! Она СВИДАНЬЕ,
СВИДАНЬЕ мне назначила! (Пушкин),

 

Здесь — двойное повторение слов («нет» и «свиданье»). Экспрессивность Дон Жуана, говорящего эти слова, нарастающая в своём выражении, обязывает второе «нет» давать под ударение ярче первого, второе «свиданье» ярче по удару, чем первое «свиданье» и второе «нет». Вот ещё пример нарастающей смысловой а динамической прогрессии:    «Но ЕСТЬ, ЕСТЬ божий суд!» (Лермонтов).
 

Теперь перейдём к примерам обратной, т. е. убывающей, прогрессии как смысловой, так и динамической. «БОРИС, БОРИС! Всё пред тобой трепещет» (Пушкин).
 

В этих словах раздумья Григория второе из повторяемых слов будет слабей первого.
«Мечты, мечты! Где ваша сладость». Здесь мы наблюдаем то же явление: второе слово повторения слабей первого.

Интересно отметить, что в случаях исключительной эмоциональной взволнованности наша потребность быть максимально выразительным вызовет ещё новое слуховое явление — нечто близкое к перестановке слогового ударения в повторяемых словах. Например, при состоянии сильнейшего волнения, в порядке нарастающей настойчивости предупреждения, мы, произнося предостерегающе, спеша, слова «Назад! Назад!», невольно во втором слове перенесём всю свою экспрессию предупреждения на первое «а», придав ему как бы ударный характер, более заметный, чем слоговое ударение второго «а».
 

Возможны случаи, когда повторяются уже не слова, а группы слов. Тогда ударение станет уже переходящим, блуждающим.
 

Примеры:
«Мы должны РАБОТАТЬ! — говорю вам. Мы ДОЛЖНЫ работать!» «ВЕСНА идёт. Весна ИДЁТ».

 

9.    Сочетание однородных слов. При сочетании однородных слов через союз или без такового мы встречаемся со следующим устойчивым положением ударных слов:
 

а) при сочетании существительных, глаголов, а также прилагательных, несущих функции сказуемого, ударение будет падать на второе из сочетаемых слов: «Отец и МАТЬ», «Брат и СЕСТРА», «Голод и ХОЛОД изнурили его», «И смерть и АД со всех сторон», «Я вас люблю и УВАЖАЮ», Юн то шутит, то СМЕЁТСЯ».
 

Но силой ветров от залива

Переграждённая Нева

Обратно шла гневна, БУРЛИВА,
 

И затопляла берега (Пушкин).
 

«И скучно и ГРУСТНО! — и некому руку подать» (Лєрмонтов).
 

Характерно — поэт восклицательным знаком в середине строчки сигнализирует нам акцент.
 

Если же прилагательное не несёт функций сказуемого, а выступает в обычной своей роли, т. е. определяет качество предмета, то ударение будет падать на первое прилагательное.
 

Пример:
Люблю твой СТРОГИЙ, стройный ВИД (Пушкин).

 

Очевидно, в данном случае второе прилагательное, сливаясь с существительным, передаёт ему свою динамическую выразительность, но и существительное в своём ударении всё же не будет достигать силы динамической подачи первого прилагательного.
 

10. Прилагательные. Прилагательные, стоящие перед своим существительным, как правило, ударения не принимают: оно отдаётся существительному. Исключение может быть только в случае противопоставления, весьма редкого в отношении прилагательных.
 

Примеры безударных прилагательных:
«Я стоял перед цепью красивых ГОР» (Тургенев), «Молодой зелёный ЛЕС окружал их сверху до низу» (Тургенев).
Шопот, робкое ДЫХАНЬЕ,
Трели СОЛОВЬЯ,
Серебро и колыханье Сонного РУЧЬЯ (Фет).

 

Приведённое нами положение о негативности (безударности) прилагательных, как показывает практика художественного чтения, весьма часто нарушается и не только чтецами художественной самодеятельности, но и артистами-профессионалами. Их ошибка вызывается намерением дать акцент на прилагательном: ведь оно часто несёт функции эпитета, а потому, по природе своей, наиболее эмоционально. Характерно, что намерение это само по себе законно. Но выражение его явно не верно: как мы дальше увидим, на прилагательном возможен в этом случае акцент мелодический, но свободный от силового (ударного) сопровождения. Возьмём для примера группу слов, несущую задачу обращения одного человека к другому: «Мой милый друг». На первых двух словах так естественно дать мелодическую окраску в удовлетворение нашей потребности высказать чувство. Но ударение должно быть на слове «друг»: оно — результат нашей волевой энергии и логической организации фразы.
 

Прилагательное, намеренно перенесённое на второе место, т. е следующее за существительным, к которому оно относится, уже должно быть выделено ударением; оно несёт своеобразные функции, приближающие его к глагольной форме, а с эпитетом не имеет ничего общего.
 

Вот Пример:
«Человек ЧЕСТНЫЙ всегда найдёт себе применение» .

 

11. Родительный падеж. Определение, даваемое существительным в родительном падеже, по логическим условиям    всегда сильней и важней определяемого слова. Поэтому существительное в родительном падеже всегда принимает на себя ударение.
 

Примеры:
«Комната СЕСТРЫ», «борьба КЛАССОВ» (но «Классовая БОРЬБА»).
Куда ЛАНИТ девались розы,
Улыбка УСТ и блеск ОЧЕЙ.

 

Претензия родительного падежа на ударение настолько агрессивна, что не пропадает даже при столкновении со сравнением.
 

Вот пример:
Передо мной явилась ТЫ,
Как мимолётное ВИДЕНЬЕ,
Как гений чистой КРАСОТЫ (Пушкин).

 

Но вот если определению придан характер перечисления при одном определяемом слове, то ударение даётся на перечисляемых словах:
 

Пример:
Не за то ль, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы ВОЛЬНОСТЬ, ЧЕСТЬ и МИР (Пушкин).
 

Как видим, в данном случае ударение с родительного падежа снято и перенесено на группу определяемых им слов.
 

Не следует также давать ударения на существительном в родительном падеже, если оно поставлено рядом со словом, несущим функции противопоставления. Так, например, в словах: «Он любит шум городской ЖИЗНИ» ударение, как и следовало ожидать, будет падать на родительный падеж. Но если по контексту эта фраза будет нести противопоставление, т. е. когда мы в неё вложим такой смысл, что кто-то любит по существу не городскую жизнь, а лишь её шум, то приведённая фраза будет уже иметь ударение на слове «шум» «Он любит ШУМ городской жизни» (второй член противопоставления «а не самую городскую жизнь», хотя и не произнесённый, будет ясен слушающему). Вообще следует помнить, что противопоставление в речи, в особенности подразумеваемое, наиболее властное и сильное основание для ударения.
 

12 Пояснения при глаголе. Дополнительные слова при глаголе, являясь своего рода определением, всегда нуждаются в ударении. 

Примеры:
«Провели в ГОСТИНУЮ, Подали ЧАЙ» (Серафимович).
То в руки белые берёт,
Играючи, ТОПОР тяжёлый,
То шутит с ЧЕРНИЮ весёлой (Пушкин).

 

Наречие при глаголе также принимает на себя ударение, если оно дополняет или заменяет глагол. Поэтому мы скажем:    «Он встретил её ВНИМАТЕЛЬНО», «Они БЛАГОДАРНО посмотрели ему вослед» (ударения, как слышите, падают на наречие). Но если наречие не несёт таких самостоятельных функций и лишь как бы украшает глагол, то ударение сохраняется на глаголе. Так будет, например, в следующих фразах:    «Они приветливо
УЛЫБАЛИСЬ», «Она охотно РАЗГОВОРИЛАСЬ». Здесь ударения сохраняются на глаголах.

 

13.    Обращение. Оно получает ударение, если «открывает» фразу, т. е. стоит на первом месте.
 

Пример:
«Милый ДРУГ! Тебе не спится?»
Но если обращение поставлено в середине фразы или в конце её, то ударение уже не падает на него.

 

Пример:
«Люблю ГЛАЗА твои, мой друг» (здесь обращение не только не получает ударения, но и теряет характер самостоятельной группы, сливаясь в силу правила, ранее нами указанного, с предыдущими словами).
Ещё пример:
О грёзах юности томим, воспоминаньем,
С отрадой тайною и тайным содроганьем,
Прекрасное дитя, я НА ТЕБЯ смотрю (Лермонтов).

 

14.    Слова, отражающие физические усилия. Эти слова, как носители проявления силы, принимают на себя ударение.
 

Вот Примеры:
Тихохонько медведя ТОЛК ногой (Крылов).
Она БЕЖИТ, он всё ВОСЛЕД (Пушкин).
И пришёл с грозой военной
Трёхнедельный удалец
И рукою дерзновенной
ХВАТЬ за вражеский венец (Лермонтов).

Категория: Выразительное чтение и культура устной речи | | Автор: pedagogika.org
Просмотров: 145 | Теги: Случаи обязательных ударений, обязательные ударения, ударение